Как мать князя Михайло погубила его жену и младенца

Князь Михайло Былины

Былина Князь Михайло

Какъ поѣхалъ же князь Михайло
Въ чисто полечко погуляти
Со своими князьями-боярами,
Со советничками потайными,
Со причетничками удӑлыми.
Его добрый-то конь споткнулся.
— Что ты, добрый мой конь, спотыкаешься?
Али слышишь ты невзгодушку,
Али чувствуешь кручинушку,
Али дома у насъ нездоровится?»
Молода моя княгиня нездорова:
Ума-разума лишилася,
Вовъ синё море бросилася.
Тутъ-то плыли-выплывали
Двѣ лодочки дубовыя,
Рыболовшечки молодые:
Они кидали и бросали
Бѣлосиненькіе неводочки,
Бѣлодубовые наплавочки;
Изловили да свѣжу рыбочку
Со руками да со ногами,
Со буйною головою,
Со русою косою.
Того рыболовы испугалися,
Всѣ по кустичкамъ разбѣжалпся:
— Ай, поймали мы бѣлую рыбочку
Со руками да со ногами,
Со буйною головою,
Со русою косою!

Русские былины о богатырях и героях Руси

Князь Михайло вовъ чистомъ полѣ,
Задумалъ онъ крѣпку думушку
Про великую кручинушку.
Его ретивое сердце зашумѣло,
Ретивое ему не сказало.
Про великую его досадушку.
Возговоритъ князе-тъ Михайло тутъ
Слова ласковыя, знакомыя:
— Ай бо вы, князья мои бояра,
Раскажите-ка кручинушку:
Мой-то добрый копь споткнулся здѣсь,
Повѣсилъ онъ буйную голову;
Знать печаль-то мнѣ кручинушка,
Мнѣ великая невзгодушка!
Молода жена съ ума сошла,
Она бросилась вовъ синё море,
Вовъ Кивачь-рѣку быструю,
А Иртышъ-рѣка поперекъ бѣжитъ.
Воротитесь-ко, князья-бояра,
Вы причетнички богатые!
Воротился князь Михайло тутъ,
Онъ къ себѣ-то вовъ высокъ теремъ.
Какъ встрѣчали его домашніе,
Они бросились на широкій дворъ,
На широкомъ двору крѣпко плакали,
Всѣ кричали громкіимъ голосомъ:
— Обо еси, великій князь!
Ужь мы скажемъ тѣ, проговоримъ,
Какъ случилася невзгодушка:
Княгина-то наша матушка
Ума-разума лишилася,
Она бросилась вовъ синё море,
Вовъ синё море, къ желтымъ пескамъ.

Князь Михайло (вторая версия)

Поѣхалъ князь Михайло жениться,
Женился — у матушки родимой не спросился,
Обвѣнчался онъ — ей не сказался.
Его матушка родима
Была гнѣвна u сердита.
Онъ поѣзжалъ, Михайло, воевали,
Своей онъ матушки молился:
— Ай же ты, матушка родима!
Береги мою княгиню,
Ты корми мою княгиню
Ѣствушкой сахарной,
Ужь ты пой мою княгиню
Питвпцемъ медвянымъ,
Ты води мою княгиню
Въ соборъ Богу молитьсе,
Ты ложи мою княгиню
Въ маленькую спальню,
А сама ложись съ княгиней
На тисовую кроватку.
Его матушка родима
Скоро съ дому сироводнла,
Парну баенку топила,
Парну байну, не угарну,
Созвала мать княгиню.
Въ парну баенку помыться,
Нажигала ёна горючь камень до калины,
Положила горючь камень
Мать княгини на утробу:
Княгиня въ первой разъ вскричала,
Вси граждана услыхали;
Во второё-тъ разъ вскричала,
Вся палата задрожала;
А и въ третьей разъ скричала,
Земля-мать задрожала.
Выжигала у княгини
Мать младёня изъ утробы,
Завернула мать младеня
Въ бѣлотравчату рубашку,
Положила мать княгиню со младенцемъ
Въ бѣлодубову колоду,
Набивала на колоду
Три обруча желѣзныхъ,
Опустила мать колоду
Въ синё морё Волынско.

У него, князя Михайлы,
Вороной конь его споткнулся,
Востра сабелька сломилась,
Изъ глазъ слезы покатились;
Испроговоритъ князь Михайло:
— Развѣ дома у меня нездорово:
Родна матушка неможетъ,
Молода жена хвораетъ.
Пріѣжалъ тутъ Михайло
Ко своей бѣлокаменной полаты.
Его матушка встрѣчала,
Со пріѣздомъ проздравляла,
Со пріѣздомъ проздравляла,
Со добра коня снимала.
Испроговоритъ князь Михайло:
Ахъ ты матушка родима!
Не тебѣ бъ меня встрѣчати,
Со пріѣздомъ проздравляти,
Со добра коня сниматт,
А молодой моей княгинѣ;
Ахъ ты матушка родима!
Гдѣ моя княгиня?»
— Твоя-та, князь, княгиня
Горда и снѣсива,
Всё въ горенкѣ просидѣла,
Въ окошко просмотрѣла,
На кровати пролежала,
На кроваткѣ на тесовой,
На перинкѣ на пуховой,
Не пила и не ѣла,
Никуда не выходила.
Его слуги вѣрный встрѣчали,
Со пріѣздомъ проздравляли.
— Слуги вѣрныи-любимы!
Гдѣ моя княгиня?»
Слуги вѣрны говорили:
— Твоя-та, князі, княгиня
Въ синёмъ морѣ Волынскомъ,
Въ бѣлодубовой колодѣ:
Тебя мать родима
Скоро съ дому спроводила,
Парну баенку топила,
Парну баенку, не угарну,
Нажигала мать горючі, камень до калины,
Созвала мати княгиню въ парну баенку помыться,
Положила горючъ камень мать княгини на утробу,
Выжигала у княгини мать младеня изъ утробы,
Завернула мать младеня въ бѣлотравчату рубашку,
Положила княгину со младенемъ въ бѣлодубову колоду.
Набивала на колоду три обруча желѣзныхъ,
Опустила мать колоду въ сине море Волынско.
Поди-тка къ рыболовамъ, Князь Михайло,
Пускай они закинутъ шелковъ неводъ.

Онъ пошелъ, князь Михайло, къ рыболовамъ,
Велѣлъ онъ рыболовамъ закинуть шелковъ неводъ.
Шелковъ неводъ закидали,
Колоду вытягали,
Тутъ колоду разбивали.
Увидалъ тутъ князь Михайло
Княгиню со младенцемъ,
На колоду ушибался,
Со бѣлымъ свѣтомъ прощался,
Со своей душой разстался.
Его маминька родима
Вдоль бережку ходила,
По бережку ходила,
Причеты говорила:
— Тяжко, тяжко согрѣшила,
Три души я погубила:
Перву душу безъимянну,
Другу душу безотвѣтну,
Третью душеньку сердечну!

Былина «Князь Михайло» записана в Петрозаводском уезде, погостъ Деревянскій.

Оцените статью
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.

Adblock
detector