Рахта Рагнозерский — песнь вторая

Рахта Рагнозерский - песнь вторая Былины

Рахта Рагнозерский — всегда мыслится как первонасельник Рагнозера, искусный (а в прошлом, возможно, и первый) пахарь, косарь, лесоруб, плотник, лыжник. Многие исполнители связывают с именем богатыря название озера и деревни Рагнозеро (имя героя известно и в таких формах, как «Рагна», «Ракхой», «Рак», «Раг»). Исследователи недоумевали, почему олонецкий силач «право распоряжаться ловлей рыбы в своем озере ставит выше всяких княжеских наград». Но с точки зрения севернорусских крестьян, создателей этого произведения, Рахта поступил в высшей степени практично — ведь он стал полновластным хозяином богатых угодий.

Русские богатыри и герои славян

Проезжал борец было неверный,
Много городов прошёл,
Много он борцов повалил,
Иных он до смерти убил.
Приезжал он в Москву да белокаменну,
Сам же князю похваляется:
«Ай же князь ты московский!
Дай мне нуньче поединщичка.
Ты не дадешь нам да поединщичка,-
Я вашею Москву да всю огнем прижгу.»

Много находилоси младых борцов,
А никто не может с ним да супротивиться,
А й борец против его да не находится.
Из той же из-под северной сторонушки
А стоят же мужики да балахонники,
Ай самы оны да испроговорят:
— Кабы наш-то да Рахта рагнозерский,
— Этого борца он бы нуне в кучку склал! –

Подходит человек да незнакомый,
У тых же мужиков он да спрашиват:
«Вы откуа мужички да балахонники,
А какой же у вас Рахта рагнозерский?»
Отвечали мужики да балахонники:
— Наш бы Рахта рагнозерский
— Этого борца да он бы в кучку склал. –

Подхватили мужиков да балахонников
А держали их-то в крепости,
Отправляли тут скора гонца
В ту деревню Рагнозерскую,
За тем Рахтой рагнозерским.

Приезжает тут гонец было московский
В ту деревню Рагнозерскую.
Не случилось было Рахты дома-ли,
При тоем гонци да при московскоем,
Находился Рахта в лисяхе.
Спрашиват гонец было московский:
«Эта ль есть да Рахта рагнозерский?»

Отвечает тут ему да было женщина:
— Тут живет же Рахта рагнозерский.
— Ты откудова удалый добрый молодец?
«Я из той Москвы да белокаменной,
Тот гонец да было скорый
А за тем было за Рахтой рагнозерским.
Требуе тут было князь московский
С тым борьцем да поборотися,
А с неверныим поратиться.»

Отвечает ему женщина:
— Ай же ты гонец было московский!
— Как из лесу приде Рахта рагнозерский,
— Не серди ты-тко его голоднаго,
— А й голоднаго его да холоднаго.
— Дай ему волю хлеба нунь покушати,
— А тожно ты его да нуньчу спрашивай.-

Тут приходит с лесу Рахта рагнозерский.
Зготовляет обед да ему женщина,
Он же сел тут хлеба кушати,
А поел же тут нунь Рахта рагнозерский.
Ты ставае да гонец было московский
А й ему же тут нунь поклоняется:
«Ты есть нуньчу Рахта рагнозерский?
Требует тя кязь нуньчу московский
С тым борьцём да поборотиться,
Что ль с неверныим да попытатися.»

— Отправляйся-ко, гонец да ты московский,
— Нунь в мОскву свою да белокаменну.
— Я послушаю нунь князя да московскаго
— а прибуду я в Москву да на борение,
— Да прибуду нунь попрежде вас.
— А прибуду буде раньше вас.
— Где искать мне князя да московскаго? –
«Ты прибудешь нунь в Москву да белокаменну,
Спрсишь же ты князя там московскаго,
Там тебе-ка покажут ли.»

Ай гонец в Москву да отправляется;
Да попрежде тут гонца в Москву он ставится.
Отыскал же тут он князя да московскаго,
А кормили тут его да было досыти,
А поили тут его да было допьяна.
Тут гонец в Москву было прискакивал,
А про Рахту он у князя было спрашивал.
Отвечае тут да князь было московский:
— Здесь-ко Рахта что ль в Москвы да объявляется,
— Именем своим да Рахта называется. –

Говорит гонец быто московский
Что ли князю да московскому:
«Ты держи-тко его сутки да голоднаго,
Тожно ты спусти к борьцу да на борениё
А к неверному на показаниё.»
Выдержали сутки да голоднаго
А спустили тут его да на борениё.

Говорит тут Рахта рагнозерский:
— Я бороться князь да нунечу не знаю ли,
— я поратиться с борьцом да не умею ли,-
— Да привычка нунь у нас да была женская.-
Как ухватит он борца за плечи ли
Да топнет тут борьца да о кирпичем мост,
Сбил его всего да в кучку вдруг.
«Ай же ты да Рахта рагнозерский!
Чим тебя да нуечу пожертвовать?»

— Ничего мне князь не надобно.
— Дай-ко мне-ка благословеньицо,
— Что ль на нашем было на озерушке
— Не ловили да мелкою там рыбушки
— А без нашего да дозволеньца.-
Дал ему да князь было московский,
Дал ему да князь тут дозволеньицо,
Чтоб не ловили без его благословеньца.

Источник: Гильфердинг. А.Ф. «Онежския былины, записанныя А.Ф. Гильфердингом летом 1871 года. Спб., 1873. №11.
Сказитель: Калинин Петр Лукич.

Оцените статью
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.

Adblock
detector