Взятие Казани Грозным царем

Взятие Казани Грозным царем Былины

Былина «Взятие Казани Грозным царем» открывает цикл былин второй половины XVI в. Это одна из распространенных былин, записи которой сделаны в различных местах. Взятие Казани не случайно привлекло внимание народа и вызвало появление народных песен — былин. Это было событие большой важности. С падением Казанского царства уничтожалась опасность вражеского вторжения в русские земли с востока. Память о татарском иге заставляла осознавать казанский поход как этап, заключающий многолетнюю борьбу с татарами. Не случайно народное воображение связывает с этим не только поход войск Грозного, но и воинские действия казаков, якобы взявших Казань под предводительством Ермака Тимофеевича.

Русские былины

Содержанием былины «Взятие Казани Грозным царем» собственно и является столкновение Ивана IV, заподозрившего измену в войске, с пушкарями, преданными родине и обеспечившими победу над врагом. Под стены Казани подвели подкоп, в подкоп закатили бочки с порохом. Равные свечи поставили и зажгли одну в подкопе на бочке с порохом, другую — в шатре Грозного. Сгорела свеча в шатре «великого князя Московского», а взрыва нет. В гневе Иван хочет казнить пушкарей. Молодой пушкарь смело говорит царю: «На ветру свеча горит скорее, под землей свеча горит тишее». Задержал великий князь московский расправу с пушкарями, догорела свеча до пороха, взорвались стены города, была взята Казань.

Взятіе Казани Грознымъ царемъ

Охъ вы, гости, гости званые,
Гости званы, гости браные!
Ужъ сказати ли вамъ, гости, про диковинку,
Про диковинку такую не про маленьку—
Про царевъ походъ на славный на Казӑнь-городъ?

* * *
Какъ онъ, Грозный царь Иванъ Васильевичъ,
Скоплялъ силушку да ровно тридцать лѣтъ,
Ровно тридцать лѣтъ и трй года;
Сокопивши силу, воевать пошелъ
Подъ то славно царство подъ Казанское.
Не дошедши до Казани города,
Становился батюшка нашъ въ зеленыхъ лугахъ,
Въ зеленыхъ лугахъ во заповѣдныихъ;
Подводилъ подкопы подъ Булатъ-рѣку,
Подводилъ и подъ Казанку подъ рѣку,
Бочечки дубовыя закатывалъ
Съ лютымъ зельемъ—чернымъ порохомъ,
Затеплялъ на бочкахъ свѣчи воску яраго.
А татарки по стѣнѣ похаживаютъ,
Грознаго царя подразниваютъ:
„Какъ не взять тебѣ Казӑнь-городъ ни во сто лѣтъ,
Какъ ни во сто лѣтъ и не во тысячу!“
Воспалилося сердечко государево,
Утопилъ онъ очи во сырў землю:
— Подавай мнѣ пушкарей сюда,
Пушкарей-подкопщиковъ и зажигалыциковъ!
Призадумались пушкарчики, молчатъ-стоятъ;
Только выбрался молоденькій пушкаричекъ:
— Не вели меня, царь-батюшка, казнйть-вѣшать,
Прикажи мнѣ слово молвити:
На вѣтру-то свѣчи скоро топятся,
Во глухомъ же мѣстѣ долго теплятся…
Не успѣлъ пушкарчикъ слово вымолвить—
Догорѣли свѣчи воску яраго,
Принимались бочки съ чернымъ порохомъ,
Раскидало-разметало стѣну каменну,
Побросало въ рѣку всѣхъ татаришекъ.
Привозрӑдовался тутъ царь-батюшка,
Приказалъ всѣхъ пушкарей дарить,
Всѣмъ пушкарчикамъ по пятьдесятъ рублей,
Одному тому пушкарчику пятьсотъ рублей,
Одному ему пятьсотъ за слово смѣлое,
Да за правду его добрую.

Оцените статью
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.

Adblock
detector